Самое красивое с Недели высокой моды в Париже. Chanel, новый Jean Paul Gaultier и возрожденный кутюр Balenciaga

T
В Париже завершилась Неделя высокой моды. Судя по увиденному, здесь кипит энергия — кутюр остается двигателем творчества. Вспоминаем самые яркие коллекции недели: Chanel, Armani Privé, возрожденный кутюр Balenciaga и другие.

Armani Privé 

Джорджо Армани вернулся в расписание Недели высокой моды с сияющей коллекцией, она так и называлась — Shine. Для костюмов и платьев использовалась блестящая шелковая органза — в движении вещи переливались, как голограмма. Не менее эффектно смотрелись многоярусные платья, фактура которых напоминала целлофан, бархатные жилеты с плечом «пагода», легкие пальто на манер кимоно. В коллекцию Армани включил и 15 образов с предыдущего кутюрного шоу, которое бренд проводил в миланском ателье: дизайнер хотел, чтобы вещи наконец-то «вышли из тени» и зрители увидели бы их вживую и в движении, а не на дисплеях. 

Gaultier Paris

В январе 2020-го Жан-Поль Готье отметил 50-летие марки и провел «последний кутюрный показ». Его бренд Gaultier Paris продолжил работу, но с новой концепцией: теперь над коллекциями будут работать приглашенные дизайнеры. Первой честь выпала Читосе Абе из Sacai. Она взяла самые узнаваемые вещи Готье и прогнала через свои любимые приемы — контраст фактур и деконструкцию. Платья с корсетом превратились в тренчкоты и бомберы. К тельняшкам идет шифоновая юбка. У платья с «татуировками» (отсылка к коллекции Готье Les Tatouages 1994 года) теперь платочный крой. В каждой вещи коллекции угадывались и стиль Готье, и почерк Абе — ровно 50 на 50. 

Chanel

В коллекции Виржини Виар строгие пальто и жакеты с усиленной линией плеча сбалансированы воздушными платьями и кружевными комплектами, созданными по образу ночных рубашек. Есть красивые многоярусные юбки в перьях и платья с драпированным низом — на это Виар вдохновило творчество живописцев второй половины XIX века, Берты Моризо и Эдуарда Мане. Некоторые вещи дословно повторяют образы с картин: например, белоснежное атласное платье с черными лентами отсылает к портрету Моризо, который написал Мане. 

Balenciaga

В 1968 году Кристобаль Баленсиага отошел от дел, потому что не хотел играть по новым правилам, то есть делать прет-а-порте. Спустя 53 года новый креативный директор Balenciaga Демна Гвасалия возвращает кутюрную линию дома. Ее презентация прошла по историческому адресу на авеню Георга V — здесь работал Кристобаль Баленсиага. В самой коллекции было тоже много кивков в сторону кутюрье: точная копия свадебного платья в финале показа, платья-пузыри, пальто-коконы и объемные накидки. Как оказалось, все эти силуэты не потеряли актуальности 50 лет спустя. У курток Демны на спине такой же объем, как и у платьев Баленсиаги. Объемные накидки шьют из костюмной шерсти — теперь их носят с водолазками и офисными рубашками. Платье в горох с бантом превратилось в шелковый костюм. Но особенно Демну интересовал кутюрный подход к повседневным вещам («Я делаю одежду, не моду»). В коллекции были джинсы, спортивные костюмы, футболки и толстовки, но на их проектирование у дизайнера ушло несколько месяцев: «Сшить вечерние платья оказалось проще, чем разработать повседневные вещи с инженерной точки зрения. Кутюр — это наивысший уровень конструирования».

Fendi

Вместо показа марка представила фильм, срежиссированный Лукой Гуаданьино. Для съемок воссоздали мини-копию Дворца итальянской цивилизации (он же «Квадратный Колизей») — здания в Риме, где находится штаб-квартира Fendi. Совместная коллекция Сильвии Вентурини Фенди и Кима Джонса тоже посвящена родному для Fendi городу. Есть «мраморные» пальто и драпированные платья — все выглядит величественно, как античные статуи. Верх кружевных мини-платьев сделан в форме фигурной капители. Плиточная фактура жакетов и меховых джемперов напоминает о римской мозаике. Украшения (ими занимается дочь Сильвии — Дельфина Делеттре-Фенди) повторяют формы амфор и колонн, а каблук ботильонов сделан в виде арок (еще одна отсылка к «Квадратному Колизею»).

Alaïa

На Неделе высокой моды в Париже состоялся показ нового Alaïa под руководством бельгийца Питера Мюлье, который больше 15 лет был правой рукой Рафа Симонса. В основе коллекции — чувственность и акцент на естественные формы тела (это то, что всегда отличало дизайн Аззедина Алайи). Облегающие платья из трикотажа, легинсы, идеальные белые рубашки и капюшоны-накидки, как у Грейс Джонс (клиентки Алайи), — Мюлье повторил все знаковые элементы парижского дома, но, как сказал он сам, хотел сделать их более легкими. Как точно отметила фэшн-журналист Алена Исаева в нашем материале, пока дизайнер действует по принципу «Не навреди».  

false7671300falsetruetrue[object Object]{«width»:1000,»column_width»:60,»columns_n»:12,»gutter»:25,»line»:20}{«mode»:»page»,»transition_type»:»slide»,»transition_direction»:»horizontal»,»transition_look»:»belt»,»slides_form»:{}}{«css»:».editor {font-family: Helvetica; font-size: 16px; font-weight: normal; line-height: 24px;}»}

Источник: buro247.ru

Добавить комментарий