Как дизайнеры работают с культурным наследием Узбекистана и местными производствами

T

За последние полгода сразу несколько уважаемых нами брендов обратились в своих коллекциях к Узбекистану.
Одни использовали местные материалы с маленьких кустарных производств, другие — традиционные ручные техники, третьи выпустили целую коллекцию, основанную на культурном наследии страны. Мы попросили дизайнеров рассказать, что связывает их с Узбекистаном и какие фрагменты узбекской культуры привлекают их с визуальной точки зрения.

Фрол Буримский, основатель марки Flor et Lavr. В дебютной коллекции, представленной на Неделе высокой моды, Фрол использовал узбекские материалы — в том числе винтажные.

«‎Узбекистан — удивительная страна. Когда я оказался здесь впервые, влюбился в нее с первого взгляда. Страну прежде всего определяют люди, которые в ней живут: узбекский народ невероятно добрый, щедрый, душевный и трудолюбивый. Для меня Узбекистан — это не только солнечный и гостеприимный Ташкент и потрясающие воображение Самарканд и Бухара, но и крохотные махалля, где из поколения в поколение передаются богатые традиции. Здесь так же, как и тысячу лет назад, варят сумаляк — поистине мистическое действо. Если ты оказался здесь случайно, тебя обязательно позовут в гости и сделают это очень искренне. Здесь находишь радость и красоту не только в величественных фантомах прошлого и грандиозных постройках, декорациях из сказок о Великом Шелковом пути, но и в самых простых вещах: сотнях видах хлеба и плова, прогулках по рынкам и старым городским улочкам, беседах с ремесленниками и торговцами. Узбекистан для меня — мощнейший источник вдохновения и любви, поэтому свою первую коллекцию я посвятил в том числе этой выдающейся стране.

С уважением к окружающей среде и в попытке создавать вещи вне времени все предметы одежды Flor et Lavr Atelier выпускаются в единичном экземпляре. Все производится вручную и в случае необходимости может быть адаптировано под клиента. Если клиент желает заказать идентичную существующей модель, я предлагаю новые варианты материалов и адаптации дизайна. Это требует постоянного рисерча, и Узбекистан — идеальное место для этого. Мы часто используем винтажные ткани и фурнитуру, которую нашли на аукционах и блошиных рынках. Например, зеленое пальто сделано из узбекского шелкового бархата, сотканного по традиционной технологии вручную. Станок очень узкий, поэтому для этого изделия потребовалось около 15 метров такой ткани. Одна из рубашек сделана из винтажного советского крепдешина, который произвели в Узбекистане лет 60 назад. Мало кто из современных дизайнеров принтов сможет воспроизвести такой непринужденный и высокохудожественный ритм. Меня вдохновляет и традиционный узбекский костюм, поэтому тема Узбекистана для меня, уверен, будет постоянной».

Flor et Lavr Couture, коллекция осень-зима 2019

Азиза Азим, креативный консультант, которая недавно запустила бренд Azi. Первый лукбук марки Азиза снимала в Узбекистане, на озере Чарвак.

«‎Мои родители из Узбекистана. Сама я жила там недолго, зато росла в семье, которая уважает традиции этого народа. Архитектура Узбекистана, живопись и письменность страны — я считаю привлекательными все культурные аспекты, которые подчеркивают колоритность народа, великую историю и локальные традиции. В процессе работы над маркой мне было интересно показать местных девушек — о них не так много говорят, хотя они невероятно красивы, внутренне и внешне. Поэтому лукбук мы снимали в Узбекистане, на озере Чарвак: его героини — ученицы местной школы танца и хореографии.

Вместе с заказом нашим покупателям приходит треугольный талисман, или тумор: в Узбекистане оберег обычно дарят новорожденным от сглаза и на удачу. Наш тумор сделан вручную из винтажной вискозы советского производства. В следующих коллекциях из фрагментов культуры Узбекистана планируем использовать назар — еще один амулет от сглаза. А веревку, на которой висит бирка, специально для бренда вручную сплели женщины в Узбекистане. Мы хотим обратить внимание покупателей на женщин, который создают наши вещи».

Лукбук Azi, который снимали на озере Чарвак в Узбекистане

Женя Ким, основательница бренда J. Kim. Дизайнер уехала в Узбекистан на полгода, чтобы изучить местное текстильное производство и артизанальные техники — и вернулась оттуда с удивительной коллекцией.

«‎Новую коллекцию я создавала в Узбекистане — работа длилась шесть месяцев. Там я познакомилась с красильщицами тканей, вышивальщицами, посмотрела, как производят ткань на ручных станках. Национальные элементы использовала лаконично: где-то приглушала цвет, где-то полностью от него избавлялась. Из сюзане (вышитый вручную настенный ковер. — Прим. BURO.) взяла растительные элементы и червяков, которых трансформировала по-своему: на моих вещах они как будто проедают рукава курток и штанины, расползаются по ткани. Также использовала курок — это такой узбекский пэчворк: скоро выпущу шоперы, которые 80-летняя бабушка собирала из лоскутков. Плюс в коллекции есть сумки-узелки тугун, а также мужские поясные платки бельбоки — ведь коллекция о сильных женщинах.

Больше всего меня волнует, что красота и ценность приданого исчезает на глазах. Бережно хранимые раньше старинные сундуки, винтажные вещи и ткани, элементы интерьера — все это выбрасывается, а на замену приходят пластиковая мебель а-ля красное дерево, дешевые синтетические жаккардовые ткани для курпачей и напечатанные адрасы для платьев. Особенно досадно было осознать, что некоторые вещи, которые меня вдохновили и несут в себе историю, глубину, вещи, в которые вложена душа, вызывают стыд у местного населения. В их глазах это старье и признак бедности».

View this post on Instagram

J.Kim SS20

A post shared by J.Kim (@j.kim) on Aug 28, 2019 at 8:28am PDT

J. Kim, коллекция весна-лето 2020

Аня Дружинина, дизайнер бренда M-u-r.
Аня использует шелк, который производят
в Ферганской долине Узбекистана. 

«‎Работая над коллекцией, я подумала, что наши бабушки ведь ходили в крепдешине и шелковых блузках — значит, с этим материалом в Советском Союзе проблем не было. Мы начали прикидывать, где тогда брали ткани. Наверное, дружили с КНР плюс помогали союзные республики. Мы начали искать старые фабрики в Казахстане, нам говорили, что все они позакрывались. Узнавала об Узбекистане, разыскивала сайты производств, писала письма, никто долго не отвечал. И внезапно ответили! И хотя ответы были раз в месяц, потому что там проблемы со связью, они все-таки были. Так я начала работать с небольшим производством в Ферганской долине — через нее проходил Великий Шелковый путь. Шелком здесь занимаются около двух тысяч лет.

По этому шелку видно, что он произведен нефабричным способом. Где-то краска легла плотнее, где-то менее плотно, но в этой неидеальности и кроется очарование: сразу представляешь, как материал вручную ткали на топчанах, как, например, дрогнула рука мастера, когда ткань сушилась. Еще есть две особенности. Первая — палитра: используются только натуральные красители, поэтому ткань не может быть, к примеру, неоновой. Второй — небольшая ширина отрезов, 70-80 сантиметров: для сравнения, ширина итальянских и турецких полотен — полтора метра. Когда мы получили первый рулон, я увидела, какой он нежный, узенький — даже стало жалко его. Тогда мы придумали практически безотходную конструкцию платья. Сейчас работаем над небольшой коллекцией из тканей времен СССР, а к сезону весна-лето снова вернемся к узбекскому шелку и сошьем из него почти всю коллекцию».

 Блузка M-u-rс отстегивающимися рукавами, сшитая из узбекского шелка

false7671300falsetruetrue{«width»:1000,»column_width»:65,»columns_n»:12,»gutter»:20,»line»:24}{«mode»:»page»,»transition_type»:»slide»,»transition_direction»:»horizontal»,»transition_look»:»belt»,»slides_form»:{}}{«css»:».editor {font-family: Helvetica; font-size: 16px; font-weight: normal; line-height: 24px;}»}

Источник: buro247.ru

Добавить комментарий